КФ ФИЦ ЕГС РАН История создания, структура и направления деятельности КФ ФИЦ ЕГС РАН
Всё о нас
Наблюдения
Наблюдения
Сейсмичность
Сейсмичность
Сотрудники
Сотрудники
Библиотека
Библиотека
Текущие сводки сейсмической и вулканической опасности
Опасность
Камчатский филиал Федерального исследовательского центра "Единая геофизическая служба РАН"
 
Новая версия сайта

ШИРОКОПОЛОСНАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ВЫСОКОЧАСТОТНЫХ СЕЙСМИЧЕСКИХ  ШУМОВ В ЦЕЛЯХ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРИЛИВНЫХ ЭФФЕКТОВ

А.С. Черепанцев1 , В.А. Салтыков2, Ю.А. Кугаенко2, П.В. Воропаев2

1 Южный федеральный университет, г. Таганрог, Россия

2 Камчатский филиал Федерального исследовательского центра “Единая геофизическая служба Российской академии наук”, г. Петропавловск-Камчатский, Россия

 

Актуальной задачей исследования сейсмичности являютсянаблюдения непрерывных фоновых микросейсмических колебаний поверхности Земли (сейсмических шумов). Ранее этот процесс рассматривался как помеха при регистрации сейсмических сигналов от землетрясений. Однако в настоящее время интерес к сейсмическим шумам значительно возрос после обнаружения закономерностей, указывающих на существование в шумах информативной компоненты о напряженном состоянии среды и процессах подготовки землетрясений [Рыкунов и др., 1979, 1980, 1984, 1998; Дьяконов, Улитин, 1982;Смирнов, Черепанцев, 1991; Салтыков 1995а, Салтыков и др., 1997, 2008; Гаврилов и др., 2006; Соболев, Любушин, 2007; Адушкин, Спивак, 2010; Любушин, 2011; Соболев, 2011, 2014; Полтавцева и др., 2013; Соболев и др., 2014 и др.]. В частности, особенности отклика сейсмических шумов на приливы используются на Камчатке для сейсмического прогноза [Салтыков и др., 2008].

Исследования приливной модуляции сейсмических шумов были начаты на Камчатке в 1987 г. [Гордеев и др., 1991; Салтыков, 1995а,б; Салтыков и др., 1997, 2006, 2007, 2009; Салтыков, Кугаенко, 2007 и др.]. Для долговременных наблюдений использовался высокодобротный ~ 100 сейсмометр резонансного типа, настроенный на резонансную частоту f= 30 Гц [Смирнов и др., 1990] (рис. 1а). В этот период времени не было технической возможности ни для обеспечения регистрации сигнала в широкой полосе частот с необходимой чувствительностью, ни для накопления и хранения больших объемов получаемых данных. Именно поэтому проблему регистрации на Камчатке пришлось решать выбором узкополосной аппаратуры, а резонансная частота датчика и, соответственно, частота регистрируемого сигнала f = 30 Гц была выбрана для сопоставимости результатов с проводимыми ранее исследованиями [Рыкунов и др., 1979, 1980, 1984], в которых использовалась огибающая сейсмического шума на частоте f = 30 Гц.

Такой подход имел существенный недостаток: регистрация велась в одной, очень узкой полосе, то есть отсутствовала информация о сигнале на других частотах, и поэтому требовалось обоснование выбора используемой частоты. А при дальнейшем использовании полученных результатов неизбежно возникал вопрос: «Будут ли выявленные в сейсмических шумах при регистрации на частоте f = 30 Гц приливные эффекты проявляться и в других частотных диапазонах?».

 

Рис. 1. Конструкции датчиков на основе изгибных колебаний. а – резонансный датчик,
б – промышленный акселерометр, в – S-изгиб биморфной пластины,г – акселерометр с S-изгибом биморфных пластин

К настоящему времени одним из авторов статьи (А.С. Черепанцевым) разработан и изготовлен широкополосный сейсмометр (акселерометр), обладающий повышенной чувствительностью, необходимой для исследования сейсмических шумов, что дает возможность для получения информации в широком частотном диапазоне. В акселерометре используются преобразователи на основе S-изгиба биморфных пьезокерамических пластин. Опытная регистрация сейсмических шумов этим датчиком была организована в 2014 – 2015 гг. на сейсмостанции «Начики», на том же постаменте, где установлен резонансный датчик [Салтыков и др., 2006, 2009]. Это дает возможность сопоставить результаты, полученные различными типами приборов. В статье представлены результаты такого сопоставления, ориентированного на использование широкополосной аппаратуры в целях мониторинга напряженно-деформированного состояния среды и прогноза сильных землетрясений.

 

О проблемах чувствительности стандартной сейсмической аппаратуры на частотах больше 10 Гц

Регистрация непрерывного сейсмического шума требует, во-первых, организации наблюдений в точках с минимальным уровнем внешних помех (прежде всего техногенного и метеорологического характера) и, во-вторых, использования аппаратуры повышенной чувствительности. С целью уменьшения влияния мощных внешних помех в частотном диапазоне 1 – 10 Гц наблюдения фонового микросейсмического процесса имеет смысл перенести в более высокочастотную область (f > 10 Гц).

Однако при переходе в высокочастотную область чувствительность стандартной аппаратуры оказывается недостаточной (рис. 2). Сопоставим ее с минимальным уровнем шумового сейсмического поля по оценке для мировой сейсмической сети (USGSNewLowNoiseModel, далее NLNM) [Peterson, 1993]. В качестве оценки минимальных уровней шумов выше 10 Гц рассмотрена интерполяция уровня высокочастотных шумов в соответствии с NLNM [Peterson, 1993] (~ (1…2)×10-8 м/с3/2). Так в высокочастотном диапазоне >10 Гц чувствительности стандартного сейсмометра LennartzLE-3D/20s [Lennartz ..., www.lennartz-electronic.de] оказывается недостаточно для надежной регистрации полезного сигнала минимального фонового сейсмического шума.

Рис. 2. Плотность спектра мощности ускорений фонового сейсмического шума и минимальных уровней различных систем регистрации

Одна из возможностей повышения чувствительности приемной системы в области десятков Гц реализована с помощью высокодобротных (> 100) механических колебательных контуров [Рыкунов и др., 1978; Смирнов и др., 1990]. Такая система (рис. 1а) оказывается в Q раз чувствительнее при регистрации колебаний поверхности в узкой полосе частот  в окрестности резонансной частоты . Наблюдаемый сигнал при этом содержит усредненную информацию (время усреднения  составляет единицы секунд) об амплитудных вариациях сейсмического излучения. Получаемое временное сжатие поступающей информации в зависимости от решаемой задачи  может быть как достоинством, так и недостатком сейсмометра резонансного типа. Он не позволяет исследовать волновую структуру поля высокочастотного сейсмического излучения и не подходит для решения кинематических и динамических задач.

Среди линейки акселерометров, предназначенных для регистрации технических вибраций (частотный диапазон десятки и сотни Гц), наилучшей чувствительностью обладают системы на основе использования изгибных колебаний биморфной пьезокерамической пластины с массой, нагруженной на конце (рис. 1б) [Piezoelectric ..., www.mmf.de]. Конструктивно они близки к рассмотренному выше резонансному сейсмометру (рис. 1а). Режим широкополосного акселерометра достигается путем работы в диапазоне частот до механического резонанса системы, составляющего частоту f ≥700 Гц. Для имеющихся на рынке моделей низкочастотных сейсмических акселерометров коэффициент преобразования достигает ~ 1 В×с2/м. С учетом включения в датчик активных электронных схем предварительного усиления, более информативным параметром чувствительности датчика может служить параметр минимального значения амплитуд регистрируемых ускорений. На рис. 2 представлена плотность спектра мощности ускорений для модели подобного типа 393B04. [PCB …, www.pcb.com]. Она превышает уровень NLNM, то есть чувствительность данного акселерометра не позволяет осуществлять регистрацию высокочастотного сейсмического шума.

Оценки основных параметров сейсмического акселерометра на основе изгибных мод колебаний биморфного элемета (рис. 1б) приведены в [Черепанцев, 2014]. Для данной модели акселерометра можно выделить ряд особенностей, ограничивающих эффективность ее использования в качестве низкочастотного датчика ускорений:

-        показано, что с уменьшением диэлектрической проницаемости биморфа чувствительность акселерометра растет, но электрическая емкость уменьшается, что требует увеличения входного сопротивления входного электронного каскада. Разработка электронного блока в этом случае представляет собой отдельную задачу. При этом использование высокоомного входного каскада сопровождается повышением уровня собственных электронных шумов, что также снижает чувствительность на низких частотах;

-        увеличение массы и уменьшение толщины биморфа для повышения чувствительности преобразователя ограничивается возникающими при этом проблемами с хрупкостью биморфной пластины как к статической деформации, обусловленной силой тяжести при регистрации вертикальных колебаний, так и к динамической ударной нагрузке.

-        Используемая модель изгиба заделанной пластины с инерционной массой на свободном конце характеризуется неоднородным распределением деформации биморфной пластины по длине. Максимум деформации достигается в области жесткого ее крепления к основанию. Это приводит к тому, что при изгибе работает лишь малая объемная часть преобразователя, что снижает его эффективность. В конструкции резонансного датчика (рис. 1а) это отражается в закреплении пьезоэлектрической пластины лишь в области крепления рабочей изгибной пластины. Дополнительный недостаток, связанный с локальным характером области максимальных деформаций – достижение предела механической прочности в локальной области даже при малых средних деформациях биморфной пластины;

-        акселерометр описанного типа оказывается чувствительным к вращательному движению основания с горизонтальной осью вращения, ортогональной оси биморфного элемента и движениям с направлениями ортогональными оси чувствительности преобразователя (эффект кросс-каплинга). Указываемое паспортное значение в 10% может оказаться слишком большим при оценке тонких динамических эффектов.

Таким образом, для корректной регистрации сейсмического шума на частотах 10 – 300 Гц необходим датчик с чувствительностью, превышающей уровень NLNM в данном диапазоне частот. Для этого предлагается использовать модель S-образной формы изгиба биморфного элемента.

 

Пьезоэлектрический биморфный преобразователь с S-образной формой изгиба

Рассмотрим конструкцию акселерометра на основе изгибных колебаний, позволяющую уменьшить часть указанных выше недостатков. С целью улучшения эффективности преобразования механической энергии, рассмотрим форму изгиба пластины при которой инерционный элемент совершает колебания без вращения вокруг собственной оси [Черепанцев, 2014]. Форма изгиба в этом случае показана на рис. 1в. Такую форму изгиба принято определять как S-изгиб.

В отличие от формы изгиба консоли в конструкции акселерометра (рис. 1а), при которой эффективно работает малая область биморфа в окрестности точки закрепления с основанием, при S-изгибе область деформации расширена. В данном случае изгиб биморфного преобразователя (рис. 1в) представляет собой чистый изгиб закрепленной на концах консоли, не изменяющий длину ее средней линии с выполнением условий для смещения y на концах:.

Отметим ряд преимуществ использования такого типа преобразователя:

-        использование S-моды колебаний биморфной пластины повышает жесткость системы, так как при таком виде изгиба областей максимального изгиба уже две. Они находятся на границе пластины. Эффективность использования рабочей области поверхности пластины как преобразователя при этом повышается;

-        при одной и той же резонансной частоте, что и в системе со свободно нагруженным концом, чувствительность преобразователя с S-изгибной модой колебаний окажется выше за счет увеличения в 4 раза инерционной массы M.

Модель S-изгиба чувствительного элемента в конструкции акселерометра может быть реализована путем использования пары изгибных пластин, как представлено на рис. 1г. Предлагаемая симметричная конструкция позволяет уменьшить влияние вращательного движения, как при параллельной, так и при последовательной коммутации биморфных преобразователей. Именно выбор S-изгиба биморфного элемента позволяет использовать симметричную упругую систему с компенсацией вращательного движения основания преобразователя. При этом следует заметить, что использование симметричной системы подвеса при форме изгиба, применяемого в модели свободного нагружения инерционной массой, является нереализуемым.

При идентичности электромеханических параметров используемых симметрично включенных биморфных преобразователей, полярность зарядов, обусловленная поступательным вертикальным движением преобразователя, имеет одинаковые знаки. Полярность же зарядов, обусловленная вращательным движением преобразователя относительно оси закрепления биморфов, имеет противоположные знаки. Суммирование сигналов обоих преобразователей приводит к увеличению в 2 раза заряда, обусловленного поступательным движением и компенсацией заряда, обусловленного вращательным движением.

Возможность использования нескольких биморфных элементов в преобразователе позволяет оперативно перестраивать характеристики преобразователя при решении задачи повышения чувствительности (последовательное соединение биморфов) или расширения полосы регистрации низкочастотных колебаний за счет увеличения электрической емкости преобразователя (параллельное соединение биморфов).

 

Цифровой широкополосный акселерометр ASA-3

На основе вышеизложенных теоретических посылок был создан цифровой широкополосный акселерометр ASA-3 (рис. 3). Особенностью рассмотренной формы S-изгиба биморфной пластины является не только повышение эффективности работы отдельного механо-электрического преобразователя, но и возможность включения группы таких преобразователей в конструкцию акселерометра. Повышение чувствительности в этом случае достигается суммированием чувствительности отдельных биморфных элементов, что и реализовано в ASA-3.

Рис. 3. Цифровой широкополосный акселерометр ASA-3. Внешний вид механической части датчика и система упругих элементов акселерометра

Модель S-изгиба дает возможность наращивания изгибных элементов путем их последовательного механического соединения в отдельную пружину. Она имеет жесткость в k (k– количество соединенных элементов) раз меньшую по сравнению с жесткостью изгиба отдельной пластины и, соответственно, в  меньшую резонансную частоту. Более того, объединение нескольких биморфных элементов является необходимым требованием для формирования S-изгиба (рис. 1г). В этом случае под действием инерционной нагрузки каждая из пластин буде испытывать S- изгиб противоположного знака. При практической реализации упругой системы с целью минимизации чувствительности к вращательному движению имеет смысл построения дифференциальной системы подвеса инерционной массы на биморфных пружинах.

В ASA-3 упругая система состоит из трех пружин, каждая из которых состоит из шести биморфных элементов (рис. 3).

 

Технические характеристики акселерометра ASA-3:

Чувствительность (с учетом предусилителя) 50 В×с2/м.

Динамический диапазон 130 дБ.

Частотный диапазон 5–400 Гц.

Минимальный уровень регистрируемых ускорений в рабочей полосе частот 2×10-8 м/с2.

Напряжение питания ±3…±18 В.

Ток потребления £3 мА.

Вес  3.6 кг.

 

Данные с ASA-3 после усиления с k=200 записываются цифровым регистратором ZET-220 [Аналого-цифровой …, www.zetview.com]. Разрядность АЦП – 24. Частота дискретизации – 800 отсчетов/c. Максимальный срок автономности, определяемый объемом флэш-карты 32 Гб, составляет 4 месяца.

В 2014 – 2015 гг. широкополосный акселерометр ASA-3  прошел опытную эксплуатацию на станции ”Начики” на Камчатке, где с 1987 г. ведется регистрация сейсмических шумов резонансным датчиком на частоте 30 Гц [Салтыков и др., 2006, 2009].

 

Особенности сигналов, регистрируемых акселерометром ASA-3

Первичная обработка данных, полученных широкополосным акселерометром ASA-3, состояла в расчете спектров часовых реализаций сейсмических шумов. На рис. 4 в качестве примера показан набор часовых спектров для 8 суток непрерывной записи. Выявлен ряд особенностей регистрируемого сигнала:

1.      спектр сигнала представляет собой набор компонент с фиксированными резонансными частотами и достаточно стабильным соотношением их амплитуд;

2.      частоты, соответствующие максимальным значениям спектра, устойчивы во времени;

3.      существуют частоты, для которых спектральная плотность всегда превышает уровень собственных шумов аппаратуры;

4.      отсутствуют возможные помехи, связанные с электрическими сетями, на частотах, кратных 50 Гц (за исключением 200 Гц);

5.      в настоящее время неясно происхождение высокостабильных, достаточно узких максимумов на частоте 90 и 200 Гц. Авторы предполагают техногенный характер этих компонент, но не могут указать их источник.

Рис. 4. Пример спектров часовых отрезков сейсмического шума, записанного широкополосным акселерометром ASA-3 (200 шт.).
Минимальные значения соответствуют спектру собственных шумов аппаратуры

Таким образом, предоставляется реальная возможность рассмотреть временные вариации различных спектральных компонент сейсмического шума, превышающих уровень собственных шумов аппаратуры и свободных от очевидных техногенных помех.

 

Приливные эффекты в сейсмических шумах при широкополосной регистрации

Принимая во внимание то, что приливная модуляция сейсмических шумов не является общепризнанным фактом, результаты широкополосной регистрации могут предоставить дополнительную информацию в пользу существования этого эффекта.

Под приливным эффектом в контексте данной работы понимается синхронизация вариаций спектральных компонент сейсмического шума (или огибающей сейсмического шума при узкополосной регистрации) с земными приливами. Для сопоставления широкополосной и узкополосной регистрации рассматриваются фазовые соотношения между сейсмическим шумом и приливами.

В качестве информативного параметра используется фазовый сдвиг Δφ между выбранной приливной волной и соответствующей (т.е. имеющей тот же период) гармонической компонентой временного хода спектральной плотности сейсмического шума (рис. 5). Расчет ведется в скользящем временном окне шириной ~4 недели, в результате чего формируется временной ряд Δφ.

Рис. 5. Схема определения контролируемого параметра Δφ–фазового сдвига между волной O1 приливного гравитационного потенциала
и гармоникой с соответствующим приливным периодом Т=25.8 час., выделенной из рядов огибающей сейсмического шума

Задачей данного этапа исследований широкополосного сигнала было:

1.      продемонстрировать, что приливные гармоники в сейсмических шумах существуют в широком диапазоне частот;

2.      показать особенности приливной модуляции, ранее выявленные при узкополосной регистрации: нестабильность приливного отклика во времени и связь с напряженно-деформированным состоянием среды, отраженным в подготовке сильных локальных землетрясений [Салтыков, 1995а; Рыкунов и др., 1998 и др.].

Как было отмечено в [Салтыков, 1995б], на Камчатке отклик сейсмических шумов на воздействие приливных волн суточной группы сильнее, чем полусуточной группы. В то же время 24-часовые вариации уровня сейсмического шума могут быть связаны с метеорологическими процессами или иметь антропогенный характер. Поэтому авторы исследовали влияние приливных волн O1 и Q1, имеющих периоды, соответственно, 25.82 и 26.87 ч, что позволяет успешно выделять эти компоненты из временных рядов сейсмического шума.

Для анализа и выявления приливных гармоник были сформированы временные ряды значений спектральных плотностей сейсмического шума, записанного ASA-3, на частотах, соответствующих максимумам спектра: 68, 76, 131, 142, 156, 170, 178, 206, 236, 263, 278, 319 Гц (рис.4).

На рис. 6 представлен временной ход фазового сдвига Δφ между приливной волной O1 и соответствующей ей гармонической компонентой временного хода спектральной плотности шума на различных частотах f. Рис. 7 демонстрирует те же параметры для приливной волны Q1. Точки, для которых стандартное отклонение σ ≥ 1.5, на график не выносились.

Для построения временного хода среднего (по группе спектральных компонент сейсмического шума, но отдельно для каждой из рассматриваемых приливных волн) фазового сдвига  (рис. 8) было проведено осреднение с весом, зависящим от точности определения Δφ для отдельных спектральных компонент:

,

где Δφi– фазовый сдвиг для i-ой спектральной компоненты, а  − дисперсия его оценки.

Из рис. 6–8 следует, что:

1.      временной ход Δφдля отдельных спектральных компонент (т.е. для различных частотных компонент сейсмического шума) в целом соответствует среднему временному ходу . В этом случае осреднение позволяет получить оценки временного хода Δφ с большей точностью и допускает использование отклика не только на мощные приливные волны типа O1, но и на существенно более слабые – Q1.

2.      временной ход среднего фазового сдвига  для двух приливных волн O1 и Q1 также имеет совпадающие тенденции временного хода.

Обработка данных регистрации сейсмических шумов различными типами аппаратуры (узкополосной и широкополосной) выполнена нами по единой методике, что позволяет провести сравнение получаемых результатов. На рис. 9 приведен временной ход среднего фазового сдвига  для приливной волны O1 по данным широкополосной регистрации и аналогичные данные узкополосной регистрации. Сопоставление этих графиков демонстрирует соответствие двух представленных временных зависимостей как в целом, так и в частностях. Необходимо обратить внимание на стабилизацию фазы в течение 5 недель в феврале−марте 2014 г. и последовавшее затем резкое изменение фазы на »p. Как показано в работах [Рыкунов и др., 1998; Салтыков и др., 2008 и др.], такое поведение фазы наблюдается при подготовке и реализации сильного землетрясения. В данном случае речь идет о землетрясении 10.03.2014 г. 14:32 M= 5.0 (φ = 52.06, = 157.83, = 136 км), произошедшем на эпицентральном расстоянии 117 км от станции “Начики”, что меньше предельного расстояния при прогнозе землетрясения такой магнитуды по разработанной методике [Салтыков, 2015].

Рис. 6. Временной ход фазового сдвига Δφ для приливной волныO1 и набора спектральных компонент сейсмического шума.
Частота спектральной компоненты указана на каждом графике. Сплошная линия соответствует осредненному по всему набору
(с весом, зависящим от дисперсии оценки) временному ходу Δφ. Вертикальные отрезки соответствуют стандартному отклонению

Рис. 7. Временной ход фазового сдвига Δφ для приливной волныQ1 и набора спектральных компонент сейсмического шума.
Частота спектральной компоненты указана на каждом графике. Сплошная линия соответствует осредненному по всему набору
(с весом, зависящим от дисперсии оценки ) временному ходу Δφ. Вертикальные отрезки соответствуют стандартному отклонению

Рис. 8. Осредненный по набору спектральных компонент сейсмического шума временной ход фазового сдвига Δφ для двух приливных
волн O1 (а) и Q1 (б). Вертикальные отрезки соответствуют стандартному отклонению.
Сопоставление временного хода для приливных волн O1 и Q1 на единой диаграмме (в)

Рис. 9. Сопоставление временного хода фазового сдвига Δφ приливной компоненты сейсмического шума при узкополосной(f = 30 Гц) (точки)
и широкополосной (сплошная линия) регистрации относительно приливной волныO1.
Стрелка указывает на времяземлетрясения 10.03.2014 г. ML=5.0. На карте п-ва Камчатка представлено
положение эпицентра землетрясения (звезда) и станции «Начики» (треугольник)

На основании проведенного сравнения можно сделать следующие важные методологические выводы:

1.      частота f = 30 Гц, на которую настроена узкополосная аппаратура ВСШ, не является уникальной с точки зрения обнаружения и мониторинга приливной компоненты сейсмического шума по предлагаемой методике. Аналогичные результаты могут быть получены для сейсмического шума и на других частотах при использовании аппаратуры, имеющей необходимую чувствительность;

2.      выбор опорной приливной волны O1 также не является единственно возможным. Использование другой волны (показанное на примере волны Q1) дает сопоставимые результаты для фазового сдвига Δφ. И здесь как раз велика роль широкополосной регистрации: проведение анализа спектра сейсмических шумов с последующим осреднением позволяет получить приемлемые точности при использовании более слабых приливных волн, что проблематично при узкополосной регистрации.

 

Заключение

Для регистрации слабых фоновых сейсмических сигналов (сейсмических шумов) в широком диапазоне частот разработан высокочувствительный акселерометр ASA-3. Организована и проведена долговременная опытная регистрация сейсмического шума этим акселерометром.

Полученные ASA-3записи обработаны по разработанной ранее методике, ориентированной на обнаружение в рядах данных приливной компоненты. Обнаружены приливные эффекты, проявляющиеся сходным образом в различных частотных диапазонах сейсмического шума (~70 – 320 Гц). Показано, что приливные эффекты близки для двух приливных волн O1 и Q1.

Сопоставление приливных эффектов, выявленных с помощью аппаратуры разного типа – узкополосной (резонансный датчик, f= 30 Гц) и широкополосной (акселерометр ASA-3), установленной на едином постаменте, демонстрирует схожие тенденции их динамики, в том числе и связь с напряженно-деформированным состоянием среды, отражаемым в подготовке сильных локальных землетрясений.

В заключение обобщим основные результаты исследования приливной модуляции сейсмических шумов по данным широкополосной регистрации:

– получены убедительные доказательства существования эффекта приливной модуляции сейсмических шумов в широком диапазоне частот;

– частота f= 30 Гц не является уникальной при мониторинге приливной компоненты сейсмического шума;

– использование широкополосной регистрации представляется перспективным в целях прогноза сильных землетрясений, так как позволяет получать оценки Δφ с более высокой точностью, что важно при существующей методике обработки.

Литература

Адушкин В.В., Спивак А.А. Приливная сила как триггер геофизических процессов в окружающей среде // Триггерные эффекты в геосистемах (Москва, 22–24 июня 2010 г.): материалы Всероссийского семинара-совещания / Ин-т динамики геосфер РАН; под ред. В.В. Адушкина, Г.Г Кочаряна. М.: ГЕОС. 2010. С. 8–17.

Аналого-цифровой преобразователь ZET 220. URL: www.zetview.com (дата обращения 20.06.2016).

Гаврилов В.А., Морозова Ю.В., Сторчеус А.В. Вариации уровня геоакустической эмиссии в глубокой скважине Г-1 (Камчатка) и их связь с сейсмической активностью// Вулканология и сейсмология. 2006. № 1. С. 52–67.

Гордеев Е.И., Чебров В.Н., Салтыков В.А., Синицын В.И. Первые результаты исследования высокочастотного сейсмического шума на Камчатке // Вулканология и сейсмология. 1991. № 1. С. 104–111.

Дьяконов Б.П., Улитин Р.В. Земные приливы и вариации физических характеристик горных пород // Докл. АН СССР. 1982. Т. 264. № 2. С. 322–325.

Любушин А.А. Анализ микросейсмического шума дал возможность оценить магнитуду, время и место сейсмической катастрофы в Японии 11 марта 2011 г. // Наука и технологические разработки. 2011. Т. 90. № 1. С. 3–12.

Полтавцева Е.В., Власов Ю.А., Гаврилов В.А. Исследование откликов на приливное воздействие в рядах скважинных геоакустических измерений // Вестник КРАУНЦ. Науки о Земле. 2013. № 2. С. 178–183.

Рыкунов Л.Н., Хаврошин О.Б., Цыплаков В.В. Аппаратура и методы исследования слабых сейсмических эффектов.  М.: ВИНИТИ, 1978. № 2919-78. 48 с.

Рыкунов Л.Н., Хаврошкин О.Б., Цыплаков В.В. Временные вариации высокочастотных сейсмических шумов // Известия АН СССР. Cер. Физика Земли. 1979. № 11. С. 72–77.

Рыкунов Л.Н., Хаврошкин О.Б., Цыплаков В.В. Лунно-солнечная приливная периодичность в линиях спектров временных вариаций высокочастотных микросейсм // Докл. АН СССР . 1980. Т. 252. № 3. С. 577–580.

Рыкунов Л.Н., Хаврошкин О.Б., Цыплаков В.В. Явление модуляции высокочастотных сейсмических шумов Земли // Открытия в СССР в 1983 г. . М.: ВНИИПИ, 1984. С. 46.

Рыкунов Л.Н., Салтыков В.А., Синицын В.И., Чебров В.Н. Характерные параметры высокочастотного сейсмического шума перед сильными камчатскими землетрясениями 1996 г. // Докл. РАН. 1998. Т. 361. № 3. С. 402–404.

Салтыков В.А. Особенности связи высокочастотного сейсмического шума и лунно-солнечных приливов // Докл. РАН. 1995а. Т. 340.№ 3. С. 386–388.

Салтыков В.А.Возможные механизмы воздействия земных приливов на высокочастотный сейсмический шум // Вулканология и сейсмология. 1995б. № 3. С. 81–90.

Салтыков В.А. Характерные вариации приливной компоненты сейсмических шумов перед сильными землетрясениями: оценка эффективности предвестника // Триггерные эффекты в геосистемах (Москва, 16-19 июня 2015  г.): материалы третьего Всероссийского семинара-совещания / под ред. В.В. Адушкина, Г.Г Кочаряна. ИГД РАН. М: ГЕОС. 2015. С. 62–69.

Салтыков В.А., Кугаенко Ю.А. Особенности пространственной связи приливной компоненты сейсмических шумов с областями подготовки сильных землетрясений (по материалам долговременных режимных наблюдений на Камчатке) // Физика Земли. 2007. № 9. С. 48–60.

Салтыков В.А., Синицын В.И., Чебров В.Н. Изучение высокочастотного сейсмического шума по данным режимных наблюдений на Камчатке // Изв. РАН. Физика Земли. 1997. № 3. С. 39–47.

Салтыков В.А., Чебров В.Н., Синицын В.И., Кугаенко Ю.А., Касахара М. Организация наблюдений сейсмических шумов вблизи сейсмофокальной зоны Курило-Камчатский островной дуги // Вулканология и сейсмология. 2006. № 3. С. 43–53.

Салтыков В.А., Кугаенко Ю.А., Синицын В.И., Чебров В.Н. 20 лет исследованию сейсмических шумов на Камчатке: от экспериментальных наблюдений к прогнозу землетрясений и моделированию // Вестник КРАУНЦ. Науки о Земле. 2007. №1. Вып.9. C.37–50.

Салтыков В.А., Кугаенко Ю.А., Синицын В.И., Чебров В.Н. Предвестники сильных землетрясений на Камчатке по данным мониторинга сейсмических шумов // Вулканология и сейсмология. 2008. № 2. С. 110–124.

Салтыков В.А., Синицын В.И., Чебров В.Н., Кугаенко Ю.А. Специализированная станция регистрации сейсмических шумов «Начики» в системе геофизического мониторинга Камчатки // Сейсмические приборы. 2009. Т. 45. № 2. С. 24–41.

Смирнов В.Б., Черепанцев А.С. Связь параметров высокочастотного сейсмического шума с динамикой геофизической среды // Вулканология и сейсмология. 1991. № 5. С. 69–82.

Смирнов В.Б., Черепанцев А.С., Сергеев В.В. Аппаратурно-методические аспекты регистрации высокочастотного шума // Вулканология и сейсмология. 1990. № 2. С. 88–100.

Соболев Г.А. Низкочастотный сейсмический шум перед землетрясением Тохоку 11 марта 2011 г. с магнитудой 9 // Физика Земли. 2011. № 12. С. 11–22.

Соболев Г.А. Сейсмический шум. М.: Наука и образование, 2014. 271 с.

Соболев Г.А., Любушин А.А. Микросейсмические аномалии перед землетрясением 26 декабря 2004 г. на Суматре // Физика Земли. 2007. № 5. С. 3–16.

Соболев Г.А., Соболев Д.Г., Мигунов И.Н., Закржевская Н.А. Некоторые свойства низкочастотного сейсмического шума // Физика Земли. 2014. № 4. С. 15–24.

Черепанцев А.С. Аппаратурно-методические особенности регистрации сверхмалых сейсмических сигналов в широкой полосе частот // Вестник КРАУНЦ. Науки о Земле. 2014. № 1. С. 50–57.

Peterson J.Observations and modeling of seismic background noise. // Open-File Report. US Geological Survey, Albuquerque, NM. 1993. P. 93–322.

Guralp Systems Ltd. www.guralp.com (датаобращения20.06.2016).

Piezoelectric Accelerometers. Theory and Application. Metra Mess- und Frequenztechnik. www.mmf.de(датаобращения20.06.2016).

PCB Piezotronics. Seismic Accelerometer, Model 393B31, Specification Sheet. www.pcb.com (датаобращения20.06.2016).

Lennartz Electronic, Gmbh, Tübingen, Germany. Technical Note on «Seismometers: general description». www.lennartz-electronic.de (датаобращения20.06.2016).

© 2019 Камчатский филиал Федерального исследовательского центра "Единая геофизическая служба Российской академии наук" (КФ ФИЦ ЕГС РАН). Все права защищены.